Газета «АиФ. Здоровье» № 4(48) 2003 г.

 Вывих речи

     Впервые мы встретились с Антоном в Лисках, под Воронежем. «Ж-ж-ж: ж-ж-ж: ж-ж-:» — так, изо всех сил напрягая и вытягивая шею, подросток пытался рассказать о себе. После нескольких мучительных заходов ему наконец-таки удалось выпалить на одном дыхании: «Живу я в М-м-м:», но очередное труднопроизносимое слово вновь прервало его речь. Встретившись с Антоном через месяц уже в Москве, я ушам своим не поверила. Он говорил ровным, спокойным голосом, получая нескрываемое удовольствие от своей новой красивой речи. Справиться с недугом мальчику помог лискинский целитель Петр Андреевич ИВАНКИН.
ПО ДАННЫМ статистики, около 3% наших соотечественников страдает от заикания, выражающегося в нарушении темпа и плавности речи. Страдания эти проявляются не только в физическом, но и в психическом дискомфорте, создают немало социальных проблем.
Заикающиеся люди испытывают трудности в общении, что отражается на их настроении и жизненном восприятии. Чувствуя свою неполноценность, они неохотно вступают в контакты. Сколько насмешек и обидных прозвищ приходится выслушивать им с самого раннего детства! С годами недуг прогрессирует, и положение еще более усугубляется.
Школьники боятся выходить к доске, уклоняются от устных ответов, в результате чего учителя не могут объективно оценить их знания. Юноши и девушки стесняются ходить на дискотеки, знакомиться друг с другом, не говоря уж об объяснении в любви. А как трудно бывает им поступить в вуз, найти работу, отстоять свою точку зрения, наладить отношения с начальником, коллегами:
После обращения к специалистам соответствующего профиля лишь 3-5 человек из 100 перестают заикаться. Столь низкий результат, свидетельствующий о том, что наша официальная медицина перед заиканием бессильна, отчасти обусловлен недостаточной изученностью истинного механизма и причины возникновения этой патологии. Среди множества теорий и воззрений на этот счет до сих пор наиболее достоверной считается классическая теория И. П. Павлова, рассматривающего заикание как сшибку протекающих в речевых центрах процессов возбуждения и торможения в момент стресса, что приводит к функциональному расстройству — сбою в речепроизводстве.
Подмечено, что чаще всего жертвами стрессовых ситуаций со столь печальными последствиями становятся дети 3-5 лет. Именно в этом возрасте идет активное формирование речи, вырабатываются и закрепляются навыки речепроизводства, и детская речь оказывается самым слабым, уязвимым звеном, подверженным любым влияниям извне.
Опасность стресса как достаточно сильного внешнего объективного фактора еще более возрастает, если он накладывается на субъективный фактор — внутреннюю предрасположенность ребенка, проявляющуюся в тонкой организации его психики, излишней эмоциональности и возбудимости, чувствительности и ранимости. Так, если в одну и ту же стрессовую ситуацию попадут сверстники, один из которых по своей натуре, условно говоря, волк, а другой — заяц, у первого будет гораздо больше шансов не остаться заикой.
Стресс коварен своей непредсказуемостью и многоликостью. Его нельзя вычислить заранее, а значит, невозможно предупредить и своевременно защититься от него. Представьте, из-за угла неожиданно выскочил громадный пес и набросился на малыша. Деревенский петух взлетел ребенку на голову и клюнул его в нос. Пьяный напугал. Родители оставили надолго одного в пустой квартире. Отец, к которому ребенок был сильно привязан, ушел из семьи: Обстоятельства разные, а итог один: совершенно нормальные от рождения дети начали заикаться.
Нередко родители ищут помощи у самых знаменитых медицинских светил, тратя на это немало денег, времени и сил. Для некоторых детишек вся их сознательная жизнь превращается в бесконечную борьбу с заиканием: регулярные занятия с логопедом, прием спазмолитических и успокоительных средств, хвойные ванны, электроворотники — всего не перечесть. Однако, несмотря на обнадеживающие гарантии берущихся за лечение специалистов, полного выздоровления не наступает: лечение либо дает весьма незначительные улучшения, либо исчезнувший на время недуг вскоре возвращается.
Как правило, об Иванкине люди узнают из неофициальных источников — от тех, кто уже побывал в Лисках и убедился в результатах лечения: от друзей, знакомых, соседей, сослуживцев, короче, по слухам, по так называемой «цыганской почте». Едут сюда и из центра, и с периферии, из самых отдаленных уголков России и ближнего зарубежья. В лечебнице висит огромная географическая карта, на которой флажками обозначены места проживания побывавших здесь пациентов: Мурманск, Уфа, Курск, Санкт-Петербург, Москва, Баку, Сочи, Краснодар, Белгород, Тюмень, Новосибирск, Камчатка, Сахалин: Большие расстояния и то и дело дорожающий железнодорожный транспорт для желающих избавиться от заикания не помеха.
«Речевая лечебница» Иванкина расположена на окраине города в обыкновенном деревенском доме. Едва переступив его порог, сразу попадаешь в атмосферу особого покоя и уюта. Вдоль стен — деревянные скамейки. На полу — разноцветные домотканые половики. В углу — русская печь, в которой зимой весело потрескивают дрова. На столе у окна — большой самовар: в перерывах между занятиями каждый может попить чайку с конфетами и баранками. Согласитесь, находиться в такой домашней обстановке — совсем не то, что ходить по казенным врачебным кабинетам. Поэтому время, отведенное для занятий (а это 6-7 часов каждый день), пролетает незаметно.
Кстати, царящая в «Речевой лечебнице» теплая, располагающая к доверительному общению атмосфера является одним из элементов авторской методики Иванкина. Она наилучшим образом помогает пациентам, которых Иванкин иначе как «люди добрые» не называет, расслабиться, успокоиться, настроиться на рабочий лад.
А работы предстоит непочатый край. Чудес в виде пассивного исцеления Петр Андреевич никому не обещает. Наоборот, каждого предупреждает: «Будешь в течение 12 дней работать вместе со мной — вылечишься. Будешь целыми днями в потолок глядеть да ногами болтать — уедешь ни с чем».
К работе над собой «люди добрые» приступают буквально с первого дня. Но вначале — обязательная диагностика. Усаживая каждого перед собой, Иванкин спрашивает, как его зовут, кто его родители, где он живет, как учится, чем занимается. Некоторых просит почитать. При этом он вслушивается в каждое слово, вглядывается в каждый жест, движение губ, выражение глаз, внимательно наблюдает за работой мышц, чтобы понять, где находится очаг напряжения, мешающий человеку свободно говорить. Сделав кое-какие «почеркушки» в обычной ученической тетради, он непременно заканчивает осмотр пациента ободряющим напутствием: «Все исправим. Ты будешь говорить».
— Если врачи думают, что правильной речи можно добиться путем постоянных тренировок, многократно повторяя перед зеркалом один и тот же слог, букву или слово, они глубоко заблуждаются, — считает Иванкин. — Заикание — это не что иное, как речевой вывих. А можно ли, допустим, вывихнувшего ногу человека научить ходить без устранения вывиха? Нельзя. Вот и моя задача состоит в том, чтобы вначале устранить речевой вывих, поставить на место все, что участвует в процессе речепроизводства, а уж потом учить человека нормально говорить, заставляя его заново переписать весь свой словарный запас. На помощь в этом деле я призываю многих великих людей, используя и театральную систему Станиславского, и учение Павлова, и работы известного психолога Леви.
Авторская методика Иванкина представляет собой комплекс групповых, индивидуальных и самостоятельных занятий. Если во время групповых занятий осваиваются общие приемы и навыки речепроизводства, то на индивидуальных занятиях в центр внимания попадает самое слабое звено каждого конкретного пациента, с которым целитель общается один на один. В этом Петру Андреевичу помогают его дети: Наталья — профессиональный психолог, окончившая Воронежский государственный университет, и Павел — студент Воронежской медицинской академии.
Краеугольный камень методики Иванкина — психологический настрой. Не случайно его 12-дневный лечебный курс начинается с погружения пациентов в состояние глубокой сосредоточенности. Во время этой процедуры Петр Андреевич старается в каждом пробудить веру в себя, в свои силы и возможности, в свою способность освободиться от заикания. Одновременно с этим путем психотерапевтического воздействия производится то самое исправление речевого вывиха, о котором   Иванкин говорил как о сути  заикания .
Петр Андреевич подходит к каждому пациенту, проводит руками по голове, плечам, груди, опускается к ногам и повторяет слова, которые словно исходят из самого сердца: «Я освобождаю вас от мрачных мыслей. Я возвращаю вам красивую звучную речь. Я даю вам новую речь, которая открывает перед вами широкую дорогу в прекрасное будущее. Впереди у вас много хорошего. Ищите доброе, светлое в себе и окружающих».
Первый лечебный сеанс заканчивается погружением в абсолютное молчание, во время которого ни в лечебнице, ни за ее пределами пациентам не разрешается произносить ни звука. В течение 4 дней им предстоит общаться с окружающими только посредством записок, мимики и жестов.
Молчание — наиважнейший элемент методики Иванкина, необходимый для того, чтобы человек отвык от прежней неправильной речи. Молчание — это своего рода гипс, наложенный на выправленную речь. Нужно время, чтобы она закрепилась в сознании. К тому же во время молчания дается отдых всем мышцам, участвующим в речепроизводстве.
Однако безмолвие не есть бездействие. Пока речевой аппарат отдыхает, идет активная работа по подготовке пациентов к выходу из молчания, а фактически — по подготовке к новой речи без заикания. Прежде всего это настройка речевого механизма. Примечательно, что происходит это в строгой хронологической последовательности с соблюдением естественного, определенного самой природой порядка формирования речи. Вначале — освоение правильного речевого дыхания, затем — выработка правильного речевого голоса и наконец — обучение правильной артикуляции.
На начальном этапе наряду с устранением речевого вывиха Петр Андреевич устраняет и вывих языка. Это один из самых ответственных этапов его методики. Ведь язык принимает непосредственное и очень заметное участие в процессе речепроизводства. В первую очередь — благодаря своей подвижности. У заикающегося человека язык обычно находится в напряженном, малоподвижном состоянии, плохо слушается своего хозяина, что препятствует правильному формированию слогов, слов, предложений. Его надо вправить, поставить на свое место, чтобы он мог полноценно выполнять возложенные на него природные функции.
Помимо языка в расслаблении нуждаются и другие звенья речевого аппарата: мышцы лица, шеи, груди, живота. На это направлен вибрационный массаж. Пациенты осваивают его на занятиях, а затем делают дома самостоятельно, затрачивая на это ежедневно около часа. Большое значение Иванкин придает и дыхательной гимнастике, которая тоже предлагается в качестве домашнего задания.
Чтобы процесс освобождения от заикания не был пациентам в тягость, Петр Андреевич постарался максимально разнообразить его, сделать простым и интересным. Этому способствуют такие элементы его методики, как речевой пояс, речевой бронежилет, речевая присяга, правила речевого движения. Их с удовольствием осваивают не только дети, но и взрослые. Кстати, и те, и другие занимаются вместе, в одной группе.
Разновозрастные группы — авторская находка целителя. На его взгляд, при таком подходе к формированию групп эффективность занятий заметно повышается. Поскольку дети по сравнению со взрослыми имеют довольно маленький стаж заикания, исправление речи происходит у них, особенно на первых порах, более легко и успешно. Это заставляет взрослых подтягиваться за счет сознательных усилий, чтобы не отставать от своих малолетних однокурсников. В то же время дети в присутствии взрослых ведут себя более дисциплинированно, не отвлекаются от занятий. Действительно, разве осмелится, скажем, 6-летний мальчуган озорничать, если рядом с ним сидит и внимательно слушает Петра Андреевича важный дядя — директор молочного завода?
Еще одно ноу-хау Иванкина — присутствие на занятиях кого-то из близких родственников. По настоятельным рекомендациям целителя пациенты обычно приходят в «Речевую лечебницу» не поодиночке, а семейными парами: дети — с родителями, мужья — с женами, жены — с мужьями. Это очень важно, потому что близкий человек всегда поможет, посоветует, поддержит, воодушевит, поднимет настроение, подбодрит. Что же касается детей, то для них сопровождение родителей при поездке в Лиски обязательно. Ведь ребенка надо накормить, утром разбудить, а вечером проконтролировать, правильно ли он выполняет заданные на дом упражнения, самомассаж.
Как ни странно, освободившиеся от недуга пациенты покидают «Речевую лечебницу» с сожалением. Хотя что тут странного? Ведь столько прожито и пережито ими за эти 12 дней! От тревоги, неуверенности, волнений и сомнений в начале до легкости, счастья и восторга в конце занятий.
Можно ли забыть те ощущения, которые возникают у человека, одержавшего победу в борьбе со своим недугом? А те бурные аплодисменты, которыми обычно сопровождаются так называемые публичные выступления пациентов после выхода из молчания! А слезы матерей в их искрящихся от радости глазах! Не сомневаюсь, что все эти и многие другие воспоминания останутся в памяти пациентов «Речевой лечебницы» на всю жизнь. Они будут с ними всегда. Так же, как и вновь обретенная ими нормальная человеческая речь.
В «Речевую лечебницу» Иванкина обычно обращаются как в последнюю инстанцию. На протяжении почти 30 лет он освободил от заикания десятки тысяч людей, пользуясь в основном только своим природным даром и уникальной, годами наработанной авторской методикой. Всего 12 дней требуется лискинскому целителю для того, чтобы его пациенты навсегда забыли о своем недуге, о связанных с ним неприятностях и тяжелых переживаниях. На вопрос: «Чем вы лечите?» — Петр Андреевич без всякого лукавства отвечает: «Я лечу сердцем».
В последнее время в Лисках появилась целая плеяда псевдоцелителей, каждый из которых самым наглым образом наживается на беде страдающих от заикания людей. Не имея ни соответствующих лицензий, ни документов, подтверждающих результаты их деятельности, они набирают многочисленные группы и занимаются элементарным отъемом денег у страждущих. Петр Андреевич Иванкин ничего общего с ними не имеет. Численность его групп не превышает 20 человек, а его авторская методика защищена патентом РФ, который он готов предъявить пациентам по первому их требованию.

сми3

сми4

Газета «Айболит» №3 2004 г.

Распрощайтесь с заиканием!

     Мы вновь на страницах нашей газеты возвращаемся к методике Иванкина П. А. по избавлению от заикания. К этому нас призывают многочисленные письма и звонки наших читателей – благодарных пациентов «Речевой Лечебницы». Приведем одно из них.
Хочу начать свое письмо со слов «люди добрые», которые мы слышали на протяжении всех занятий по освобождению от заикания.
А лечит от заикания, да – лечит – это слово соответствует действительности, добрый целитель. Который себя не жалеет и помогает избавиться от этого недуга, Иванкин Петр Андреевич, и ему помогает сын Павел.
Мы собрались на лечение с разных концов страны и не только: были и с Украины, и с Финляндии, лечились 12 дней и разъехались в полном здравии, с прекрасной речью.
Мы благодарны Петру Андреевичу Иванкину за то, что он дарит счастье красиво говорить каждому своему пациенту.

    Спасибо Вам большое, Петр Андреевич, здоровья Вам и благополучия от всей нашей большой семьи.

Если есть в какой-нибудь семье этот недуг, позвоните или напишите целителю Иванкину в «Речевую Лечебницу»!

Семья Поляновых из Саратова.

 

Несколько слов о методике П. А. Иванкина.

     Методика запатентована и не имеет аналогов в мировой практике, и представляет собой освобождение от симптомокомплекса заикания, постановку навыков нормальной речи и трансформацию речевых страхов в некое творческое волнение. Методика применима для детей старше 6-ти лет и взрослых с функциональным расстройством речи в виде заикания даже в самой тяжелой форме. Лечение проводится без применения каких-либо медикаментов. Для того чтобы попасть на лечение, необходима предварительная запись.

сми2